Принятие не всегда означает согласие и поддержку, а понимание - не всегда означает прощения

Мне кажется, эти понятия довольно часто путают, поэтому я объединил эти путаницы в одну тему и один текст, и попробую сейчас описать разницу. 

 Принятие и поддержка 

 Если я принимаю какие-то свои или чьи-то качества и/или жизненные ситуации - это не означает, что я это поддерживаю и считаю это лучшим вариантом. 

 Непринятие: "Я не должен быть такой, я должен быть уверенным и сильным, я должен забыть все обиды и преодолеть страхи, ничтожество, давно пора с этим справиться" 

 Принятие: "Мне трудно, даже несмотря на то, что это иррациональные чувства. Может быть, когда-нибудь я справлюсь с этим, но пока я в этой точке и я имею право тут быть, так бывает, это действительно сложно. Очень обидно, что так получилось. Пока я не могу справиться с этим, но пока я могу двигаться маленькими шажочками вперед и делать то, что могу. Я молодец" 

Читать дальше

Ода нытью

Недавно встретил пост коллеги, где он уверенно утверждает, что многолетняя терапия – зло и зацикленность, и в комментах отвечает, что привычка жаловаться друг другу – это в большинстве случаев путь в никуда. Я не стал ничего писать там – спрашивали не меня, и пост выкладывали не для дискуссий. Но я напишу на своей странице, тут мне можно поделиться своим мнением. 

И вот что я скажу.  В нашем мире действительно очень много дискурсов, которые вас оценивают. А после того, как оценивают, объясняют вам, как правильно. А потом еще раз оценивают. И осуждают. Осуждают за то, что вы не соответствуете стандартам журналов мод, и за то, что недостаточно бодипозитивны. Осуждают за то, что вы недостаточно амбициозны, и за то, что вы достигаторка. Осуждают за то, что вы пьете кофе, и за то, что вы пьете зеленый чай. За то, что вы выделяетесь своей независимостью, и за то, что вы «недостаточно феминистка». Осуждают за обозначение своих границ. За необозначение своих границ. За то, что вы жалуетесь. И за то, что вы не жалуетесь иногда тоже. 

Читать дальше

Видимость и невидимость на социальном и индивидуальном уровне и почему это важно

 26го апреля был день видимости лесбиянок. Еще бывает день видимости трансгендерных людей и день видимости небинарных. И откуда-то совсем извне может быть сложно понять вообще этот конструкт. Зачем видимость? Почему именно видимость? Это что, желание выделиться? почему не день прав лесбиянок и трансгендеров, например? Не что-то другое?Короче, про видимость. 

И я начну с видимости на индивидуальном уровне, потому что так более понятно.Во-первых, важно, чтобы вы были видны. Видимость – это про признание значимости. 

 Видимость потребностей. Например, что ребенку надо выспаться перед школой, и родителям не надо врубать хэвиметалл (или там Жанну Агузарову, Олю Бузову и 9ую симфонию Бетховена – не принциально) до трех ночи. Или что у ребенка есть потребность в безопасности, и если он_а боится идти в школу, то это не блажь и не придурь, а реальная проблема с токсично ведущей себя учительницей/одноклассниками, и это важно. Или что у молодой мамы есть потребность в отдыхе, и что быть при ребенке 24/7 в течении шести месяцев – это не ок. Или что «я хочу новую красивую одежду» для подростка (и не только подростка) это нормально. Может быть денег на нее пока нет, но это опять же проговаривается не как «какие кеды, ты еще коньки не сносила», а как «я понимаю, что тебе это важно, и сожалею, что пока нет возможности сделать это». 

 Видимость проделанной работы. Сюда незамеченный труд женщин и детей в семье. «Так, убраться ты и так должна была, но почему стирку еще не поставила»? Это сюда.Видимость чего-то хорошего – важно, чтобы близкие сорадовались. А если близкие не замечают, что дите победил_а в конкурсе, что у не_е хорошие оценки и он_а отлично станцевал_а/нарисовал_а и тд – может возникнуть ощущение невидимости и незначимости любых действий и вообще себя в принципе. 

 Видимость чувств это также про их значимость. Невидимость в психологическом спектре – это чаще всего не когда что-то не видно, это когда в какой-то момент появилось игнорирование чего-то – радости, игры, слез, обиды, боли, страха. Когда близким было неважно, пофиг, смешно. Причем иногда совершенно не со зла, а потому что не было ресурсов, не хватило эмоционального интеллекта понять, что происходит с ребенком, казалось, что обесценивание может поддержать(да, так бывает) и тд. А иногда может быть они действительно злились, что ребенок тут под ногами путается со своими неважными проблемками, когда у них-то тут гораздо более важные вещи. Или они всегда злились, что он_а под ногами путается. Так тоже бывает. 

 Постепенно это превращается в действительно невидимость, когда человек сама может не замечать, что ей плохо, что происходит что-то не то, что ей больно, что у нее есть потребности, что он_а что-то чувствует. Иногда человек понимает, что с н_ей происходило, через полгода, год, десять лет.Но важно, что эта невидимость никогда не возникает сама по себе. Всегда есть момент, и чаще всего не момент, а период, когда это что-то человек пытал_ась показать, но реакция значимых близких на эти чувства, потребности, работу, была такой, что человек делает вывод, что лучше больше не показывать, и что близкие не хотят ни видеть ни слышать. 

 Так иногда возникает ситуация, когда человек чувствует себя невидимой, когда сложно сказать «Передайте за проезд», потому что неловко отвлечь стоящего впереди человека, сложно позвонить и спросить про подробности, несмотря на то, что телефон в объявлении указан специально для этого. Когда не приходит в голову попросить остановиться друзей, потому что нога стерта уже в кровь, но ведь неловко же говорить о том, что тебе что-то нужно. 

Важно, чтобы кто-то в детстве обращал внимание, что тебе хочется пить, есть, спать, ты устала, или тебе обидно. Важно, чтобы кто-то показывал_а, что то, что с тобой происходит – это видно, это замечено, и это значимо и важно.Важно, чтобы нашелся кто-то, кто скажет: то, что происходит с тобой, это ненормально. Это может быть связано с насилием в семье, с буллингом в школе или с депрессивным состоянием. Но у человека не всегда есть возможность понять, что то, что происходит – это не ок, если когда-то ей долго и регулярно говорили, что то, что с ней происходит, не важно и не имеет значения. 

Видимость и принятие - это то, что важно, чтобы было не только внутри, но и снаружи. Да, важно, чтобы мы сами были видимы для себя и принимали себя. Это помогает действовать, поддерживает и тд. Но также важно, чтобы и люди вокруг отнеслись с принятием и были готовы видеть и слышать. И если этого не происходит – это не ок. 

Я сейчас хочу сказать, что наше психологическое благополучие и состояние зависит не только от нас, но и от того сообщества, которое вокруг нас. И обратное: психологическое (и не только) благополучие наших близких не полностью, но в какой-то степени зависит и от нас. От того, насколько мы готовы видеть их, слышать, принимать и признавать (Дисклеймер: не имею в виду полной ответственности и не имею в виду нарушение своих или чужих границ )Люди не являются полностью автономными системами. Когда все окружающие говорят тебе, что ты неважн_а, что тебе лучше бы помолчать, и что то, что ты делаешь и то, что с тобой происходит незначимо – практически невозможно удержать внутреннее равновесие и здоровое ощущение себя и мира вокруг. Да, можно как-то сопротивляться, но это уже нездоровая ситуация. И нездоровая она не потому что с человеком что-то не то. С окружением что-то не то. 

 И если взрослый человек еще может как-то сопротивляться этому, то у детей на это в разы меньше шансов, потому что им, возможно, некому было вообще объяснить, что это не ок. Они могут принимать это как данность и видеть причину в себе. Но проблема не в них. 

 Хорошие художественные иллюстрации того, о чем я говорю: Превращение (Кафка) и Дитя-Невидимка (Туве Янссон) (Осторожно, Кафка довольно тяжелое чтиво. А вот Дитя-Невидимка рассказывает про возвращение видимости) 

 И возвращаясь к видимости на социальном уровне. Во-первых, для представительни_ц стигматизированных сообществ все, что написано выше – имеет место быть на индивидуальном уровне. Во-вторых, в любом большом обществе, которое состоит из маленьких сообществ, видимость – залог выживания. Это возможность, что ваши проблемы будут видимы, им придадут значение, и возможно, вам с ними помогут. Если вас не слышат и не видят, возможность достучаться и получить помощь приближается к нулю. И, возможно, вы думаете, что я это про ЛГБТКИА+. Но нет, ЛГБТКИА+ – это только одно из сообществ, которые нуждаются в видимости.Люди, использующие коляску для передвижения, слабослышащие, слабовидящие, больные муковисцидозом, рассеянным склерозом, бездомные, сироты, безработные, многодетные, старики, родители-одиночки, женщины, сталкивающиеся со стеклянным потолком в карьере, подвергающиеся насилию в семье, трудовые мигранты, люди с ментальными заболеваниями – я говорю про очень разные группы, которые объединены только одним признаком – они нуждаются в том, чтобы их проблемы были замечены, услышаны, увидены, и тогда, возможно, будут выделены ресурсы и внимание для их решения. Все работает точно также, как и на индивидуальком уровне. Вначале проблема должна быть замечена, признана, ей должно быть придано значение, и только тогда она может быть решена. И это здоровый вариант семьи и сообщества, где проблемы всех членов имеют значение. Где потребности имеют значение. Где то, что происходит с людьми и то, что они чувствуют – важно и имеет значение и этому уделяется внимание. Очень хочу, чтобы было так. Очень хочу верить, что мы все потихоньку, медленно, но двигаемся в эту сторону. Да будет так.

Читать дальше

К цельной себе

 Приходит человек и говорит: давайте что-нибудь сделаем, у меня тревожность, низкая самооценка, панические атаки. Мне кажется, я ни на что не способен. Все, что я не сделаю – я оцениваю не так. Кажется, я сам себе враг. 

 Я спрашиваю: как вы живете, как жили. Что с вами происходило все эти годы? И человек говорит. Или плачет навзрыд. И я сижу и слушаю этот плач, и он отдается у меня в руках и ногах, отражается в обоих глазах. Платочки, салфетки. Все в слезах. 

 Давайте не будем говорить о «Тогда». У меня уже все хорошо, все прошло. Это было давно, она говорит. И снова плачет навзрыд. Я сижу, молчу. Даю время, сочувственно и молча смотрю, как льются слезы, дрожит рука, как она отводит неловко глаза. 

 Мне уже не больно, я уже почти здорова. У меня прошли кошмары, я не вздрагиваю при виде высоких брюнетов. И даже могу звонить по телефону. Давайте не будем об этом. 

 Давайте о том, что сейчас. Я почему-то не уверена в себе. Как будто меня не поддерживали все эти годы, как будто кричали, если я просила о помощи, как будто не видели, как мне плохо, обвиняли, травили, как будто меня не любили. Так, как будто со мной так и надо. Скажите, это лечится? 

 Смогу ли я так, словно я себе не враг, а друг, словно небо в моих глазах, словно любая моя слеза – это повод себя поддержать. Смогу ли я зубы и стиснутые кулаки разжать, и просто радоваться жизни, как все эти люди на картинках в сети? 

 Смогу ли я дальше идти? Ведь у меня много планов, знаете. Я должна покорить вершины, должна быть сильней. У меня все как у людей, все уже хорошо. Только знаете, иногда в ночи…*молчит* 

 И я молчу. Я умею молчать. Умею слушать. Умею быть терпеливым. Мне больно за человека, сидящего напротив. Я молчу, все мое тело дрожит. Я говорю «Все будет хорошо. Просто нужно какое-то время» И думаю о том, что который раз. Мне хочется плакать иногда, когда я думаю об этом. Который раз проблема не в человеке. 

Она сидит напротив, и говорит: помогите мне разобраться. Как мне перестать стесняться. Я какая-то не такая. Наверное, проблема во мне. Потом она говорит, говорит. Приходит какой-то момент, когда мне можно сказать. О том, как затыкали рот, проходили мимо, говорили, что надо молчать, когда хотелось кричать. Стыдили, разбирали по косточкам, кормили невыносимым, говорили невыносимые вещи, снова требовали молчать. 

 И теперь нужно учиться. Учиться кричать, собирать по косточкам, проходить через невыносимую боль обратно, к цельной себе. Смотрящей прямо в глаза, не боящейся сказать. Плачущей, но не отводящей глаза. Улыбающейся сквозь слезы, сидящей на кухне, накладывающей варенье в вазочку, планирующей воскресенье. 

 Написано 22.09.2018


Читать дальше

Гендерный кризис и формированиенебинарной гендерной идентичности.

Статья ориентирована в первую очередь на специалистов помогающих профессий, но также онаможет быть интересна небинарным персонам, или персонам, находящимся в гендерном поиске,и широкому кругу читатель_ниц, которых интересует эта тема. Она написана мной на основаниимоего опыта как помогающего практика и как небинарного человека.Под небинарной гендерной идентичностью в этой статье я буду понимать любую гендернуюидентичность, выходящую за пределы бинарной гендерной системы – то есть ни мужскую и ниженскую.Приписанный при рождении гендер – это тот гендер, который был записан акушерам всвидетельство о рождении. Может как совпадать, так и не совпадать с гендерной идентичностьючеловека. 

Читать дальше

Про отдых…точнее в первую очередь про невозможность отдохнуть.

 Эта тема настолько часто всплывает в практике, что мне в целом удивительно, почему она до сих пор не стала такой же стандартной темой, как «детско-родительские отношения», «тревога», или «низкая самооценка».Точнее, я знаю, почему люди редко озвучивают ее как часть того, что их беспокоит - довольно часто кажется, что эта проблема объективна: нет времени, много дел. Но если начать говорить об этом, то может выясниться, что иногда время все-таки есть, а отдохнуть не получается. Звучать это может по-разному: от «не могу расслабиться на выходных» до «выбираю пойти еще поработать». Еще одно часто озвучиваемое ощущение: «мне кажется, что если я лягу на диван и позволю себе расслабиться, то не смогу больше встать, настолько я устала.» И это как раз совсем не про физическую усталость. Именно поэтому просто лежать на диване далеко не всегда помогает. 

 Дело в том, что чтобы отдохнуть, человеку нужна не только физическая возможность, но и ментальная. Ментальная сторона вопроса – это возможность на время перестать беспокоиться и тревожиться. Не у всех она есть. И когда ее нет – очень часто это превращается в загнанное состояние. Эпитет «загнанное» - не случаен, это состояние человека, пытающегося изо всех сил убежать от чего-то. 

Читать дальше

"Зачем ты выпячиваешь?"

Я думаю практически все вы знаете риторику про выпячивание. ЛГБТ-люди обычно парируют в духе «да это не выпячивание, это просто часть меня» и удивляются, почему это так воспринимается. Я вдруг хорошо понял, почему некоторые гетероцислюди называют это выпячиванием. Когда я говорю «некоторые» - я отказываюсь признавать, что это общее впечатление. Нет. Это только некоторые. И это для меня важно. Так вот они называют это так потому, что для них это выглядит именно так. 

 Потому что вот эти слова: «я не против, но это же неважно, кто ты там в постели, зачем ты об этом говоришь» - это лукавство. Это имеет огромное значение для людей. Для подавляющего большинства людей. Только не то, кто ты в постели, а то, какой ты привносишь контекст в пространство общения. И мэр-гей – это совсем другое, нежели мэр-цисгетеросексуал. И менеджерка-лесбиянка. И небинарные организатор_ки. Это все говорит что-то о людях – но не про их постель с кем-то, а прямо вот про них здесь и сейчас. Это влияет на восприятие человека напротив во время разговора или речи. Цисгетеролюди рядом с геем/лесбиянкой/трансчеловеком чувствуют себя зачастую иначе. Во многих случаях их посещает мысль о сексуальном подтексте или его отсутствии в разговоре – это очень часто озвучивается во время камин-аута: «А я тебе нравлюсь?» Или разочаровывающая мысль о том, что с этой женщиной точно нет, и не будет никакого сексуального подтекста. Я говорю об отрицании влияния сексуального и гендерного аспекта на наше социальное взаимодействие. Но оно есть. Люди привыкли к его табуированному, неназываемому присутствию. 

 Проблема в том, что это присутствие всегда цисгетеропатриархального контекста. Что это женщина по отношению к мужчине, и он может быть на ее фоне сильный-умный, а она такая красивая и ей приятно, что он ей уделяет внимание. Что он ее уважает и видит как женщину (именно так), что она уважает его как мужчину (именно так) Независимо от того, идет ли речь о деловых или дружеских, или каких-то еще взаимодействиях. Независимо от того, насколько лично именно этому мужчине интересна именно эта женщина – этот легкий оттенок будет присутствовать. Что это две женщины, они на одной стороне, между ними никогда не может быть сексуального аспекта. Что это два мужчины, они оба сильные, умные, на одном уровне – или не на одном, иерархии в мужских отношениях много. Но это подтекст, где не может быть сексуального аспекта, где все прописано, огромное количество неназываемых тонких моментов. 

 И внезапно там появляется какой-то другой подтекст. Девушка напротив не будет реагировать на проявление вашего легкого флирта, вы ей неинтересны как мужчина. Вообще. Парень рядом может рассматривать вас как потенциального сексуального партера. И как общаться с небинарными, если не воспринимать их как женщину/мужчину?! Не считывать этот контекст люди практически не могут. Это происходит автоматически. Это то, на чем основана практически вся культура взаимодействия и социального общения. Это вторжение в их уютный мир совершенно непривычного контекста, в котором им надо пересматривать кто они в этом взаимодействии. И тогда вместо того, чтобы увидеть этот контекст, как он есть, они говорят: зачем ты привносишь его? Зачем ты говоришь про свою бисексуальность/небинарность/подставить_любую_другую_сексуальную_генедрную_идентичность_кроме_цисгетеро. Давай ты по-прежнему будешь играть удобную мне роль цисгетеромужика/гетеродевушки? Я так привык_ла, мне неудобно. (и тут в скобочках: и мне не важно, что постоянно играть эту роль неудобно тебе) 

 Это воспринимается как вторжение некомфортного контекста. И тут появляются эти слова: зачем ты выпячиваешь? Потому что сексуальный и гендерный аспекты практически всегда очень влияют на контекст даже в самом обычном социальном взаимодействии. Культура нашего общества именно такова. Это не то, что обязательно должно быть, культура может быть другой, но в нашем обществе сейчас это так. И одновременно с этим это очень неназываемые, невербальные вещи, поэтому я совсем не удивлюсь, если большое количество людей сейчас скажет, что для них это не имеет значение, какого гендера человек перед ними. Я вообще-то уже много раз это слышал. Но если бы это действительно не имело значения, озвучивание своей гендерной и сексуальной идентичности не вызывало бы такой протест. 

Читать дальше

Феминизм и кризис мужского гендера

Феминизм говорит о том, что женщина это самостоятельная личность, а не приложение к мужу, а патриархальное общество постоянно им пытается внушить обратное - что без мужчины, без мужа они никто. Сегодня я понял, что все тоже самое верно по отношению к мужчинам в патриархате. Под другим углом, но именно так – без женщины мужчина в патриархате никто.Я понял это, когда думал о том, почему же феминизм вызывает во многих мужчинах такую агрессию, или как минимум непринятие. Что так задевает за живое? Такое эмоциональное отторжение чего-либо возможно только в ситуации, если это лично задевает человека. 

И тут я это увидел.В нашей культуре мужчину воспитывают так, что получается, что без женщины он – никто. Если женщина не признает его власть, его более высокий статус, не видит в нем защитника и желанную цель – то на чем ему строить свою уверенность?В патриархате идентичность мужчины строится на том, кто он по отношению к женщине.Если смотреть через феминистическую оптику, очевидно, что для женщины эта игра не выгодна, ей выгоднее от нее отказаться. 

Читать дальше

Про покорение Эвереста и поддержку

 Если вы что-то хотите, но не делаете на протяжении какого-то времени – у этого есть причины. Не лень и не тупость, а реальные психологические причины. Возможно, это страх неуспеха или отвержения, может быть низкая самооценка или то, что вам на самом деле это не нужно и вы хотите совсем другого.Классика про идею покорения Эвереста теми, кто на самом деле хочет научиться плавать и боится высоты. Но мама сказала Эверест, значит Эверест. Может быть, не мама, может быть не Эверест, но суть в том, что кто-то значимый сказал именно так. И вот они сидят и думают, что покорять Эверест – это так классно. Это же круто – покорить Эверест. Все нормальные люди покоряют Эверест. Надо собраться и покорить Эверест. 

И вот уже пятый год покорения Эвереста, изучение необходимого снаряжения и чем дальше, тем больше тоски. А еще дальше – самообвинений. И в лени, и в тупости, и в чем угодно. Потому что хочешь же покорить Эверест, мама говорит, что с трех лет с маленьким Эверестом играл_а. Я как обычно утрирую, но на самом деле иногда такие вещи пробираются в нашу жизнь совершенно незаметно и не всегда просто понять, что это не ваше. Оно кажется неизбежным. Оно кажется необходимым. Оно вызывает страх и мысли о том,что вот справлюсь и тогда-то…и тогда ничего порой не меняется. Фото с Эвереста стыдливо убирается в ящик, потому что вызывает чувство фальши. И появляется новое «добьюсь вот этого и тогда-то наконец почувствую себя человеком» 

Читать дальше

Что вы должны своим родителям?

Я часто работаю с людьми, которые были в очень токсичных отношениях со своими родителями. Иногда это про насилие на протяжении ряда травматичных лет. И один из вопросов, который иногда возникает в работе: как мне с ней/ними сейчас общаться.И дальше может быть про то, как это тошно и как не хочется, и как неприятно.Или просто про то, что это требует много ресурсов, состояние постоянной боевой готовности защищать свои границы. 

 И про токсичные неуместные замечания – о внешнем виде, порядке в квартире, выборе отпуска или партнера. И про требования. И про то, что делиться ничем не хочется, но мама выспрашивает и обижается, если не рассказывать. И про скользкое обесценивание. И про неприятные воспоминания, про которые маме почему-то нравится говорить. И про ожидания – детей, карьеры, покупки квартиры, определенного внешнего вида. И про то, как до сих пор не слышат. Или про то, что относятся как к дитяточке глупой, которая ничегошеньки без мамы не может.И про просто старательное подыгрывание маме, которое «ну потерплю же, ничего страшного», которое может отнимать много ресурсов. Ежедневное – «Да, мама. Хорошо, мама. Конечно, мама. Я надел шапку, мама» При этом шапка в этой ситуации – это про игру в ребенка, который не в состоянии о себе побеспокоиться, и играть в это может быть совершенно не приятно, а то, что беспокоит по-настоящему – маме не расскажешь, потому что ни помощи ни поддержки ждать не приходится. 

 Что мы должны своим родителям? Где граница нашего долга? Сколько мы готовы переступать через себя ради того, чтобы…ради чего? В такой ситуации может появляться внутренний конфликт «Было бы лучше вообще не общаться, но надо». Почему надо? И здесь иногда возникают ответы, которые меньше всего относятся к личной потребности и желаниям. 

Читать дальше

Сборище современных (и не очень) деструктивных мифов. Да, я про гендерную социализацию.

Гендерная социализация искажает, меняет, подстраивает, создает перекошенное и искаженное восприятие реальности, наполненное мифическими представлениями о том, «как должно быть», в которых людям предстоит играть какие-то разученные в детстве роли.Как результат, впоследствии женщины приходят к спецалист_ками с такими запросами, как «как выстраивать границы», «как сказать нет, если мне не нравится», «как заботиться о своих чувствах, а не о чужих», «как научиться понимать, что мне это не подходит», «как поверить, что я способна стать ученой» 

 Мужчины практически не приходят. Мужчины не очень понимают свои чувства, не умеют о них говорить, предпочитают решать вопросы либо молчанием, либо агрессией, либо разрывом контактов. Мужчин не учат договариваться, не учат учитывать границы других людей, не учат тому, что люди могут ошибаться или где-то с чем-то не справиться. Поэтому любая ошибка может казаться крахом вселенной. Еще одним деструктивным вариантом оказывается сделать вид, что никто не ошибся и упорно продолжать идти по неправильному пути. Потому что повернуть — стремно и стыдно. Фактически недопустимо.Кому-то повезло чуть меньше, кому-то чуть больше, но это не про единицы – это про то, что можно подтвердить статистикой. И это не биология - это социализация, которая определяет практически всю жизнь человека. 

Читать дальше

В конце концов я стану бомжом и умру под забором.

 Эта фраза практически всегда говорится с определенной долей иронии, и вроде как почти в шутку, но ее повторяемость разными людьми, то, как регулярно она всплывает в разговорах на протяжении ряда лет, заставляет меня отнестись к ней всерьез.Мне кажется, чаще всего это последствия тревоги родителей за ребенка. Она может проявляться как наставления и рассуждения о том, что необходимо учиться, чтобы найти работу и обеспечивать себя. Эти эмоционально заряженные слова повторяются многократно, и за ними стоит невербализированное беспокойство о том, что ребенок, когда вырастет, не справится с этим огромным, страшным, недружественным миром.

 И вроде это благое переживание, продиктованное материнской любовью и заботой, но в нем уже заложено сомнение в ребенке, которое ребенок отлично считывает. Считывает и про страшный, пугающий даже е_е сильн_ую родитель_ницу мир, и про сомнение, что ребенок сможет справиться в нем со своими задачами. Отношение к миру (плохой/хороший) – это одна из базовых вещей, которые определяют наши с ним отношения. Как и представление о себе и своей способности справиться с теми задачами, которые ставит перед нами жизнь. 

 Этот страх, в том виде, в котором есть, с одной стороны, характерен именно для современного поколения, выросшего/растущего в ситуации очень конкурентного рынка работы и быстро меняющегося мира. Что логично, он характерен для людей, которые еще не нашли своей сферы деятельности, не нашли себя и своей дороги, не чувствуют в ней уверенности, и им пока не на что опереться. С другой стороны, то, как он звучит, мне кажется, говорит о его архетипичности, сценарности, глубинности, чем-то напоминающей древнегреческие трагедии, отсылающей нас к экзистенциальным переживаниям. К страху, что несмотря не смотря ни на что, человек может столкнуться с силами, с которыми он_а не сможет справиться, которых в древнегреческих мифах символизируют боги – речь идет о распространенных сюжетах, в которых герои и героини демонстрируют доблесть, отвагу, мудрость и красоту, но чем-то так или иначе навлекают на себя гнев богов, иногда совершенно случайно, иногда незаслуженно. 

 Эта неуверенность в себе, своей способности справиться, и уверенность в опасности, недружественности мира может становиться причиной для повышенной тревожности, для прокрастинации, эскапизма, и отсутствия сил и мотивации. Также хочется отметить явную связь этого страха с сепарационным процессом - он появляется, когда растет необходимость в своих опорах, которых еще мало и недостаточно, а связь с родителями уже перестает быть такой опорой, как прежде.

Читать дальше

Внутренний эйджизм в постсоветской культуре. Почему это касается вас прямо сейчас.

Скорее всего вы думаете, что эйджизм – это в первую очередь про дискриминацию пожилых людей и вас никак не касается. Нет. Эйджизм беспокоит меня именно тогда, когда я думаю о людях, которые находятся в полном расцвете силя начал задумываться о нем, общаясь с людьми, которым чуть больше 20. Но начну по порядку.

 Эйджизм проникает в нас с детства, и ему не учат специально. Он – следствие того, как люди представляют себе жизнь. Вспомните, что говорили взрослые вокруг вас, и как сформировалось ваше представление о жизни: 

17-25 – умиление, деточка выросла, у нее сейчас лучшие годы ее жизни! Он_а сейчас будет покорять вершины! Найдет свою вторую половинку! И конечно, сразу же выберет и поступит, и закончит самый лучший ВУЗ, и построит карьеру, потому что иначе никак. 

20-30 – заведение семьи, ребенка, построение карьеры в заранее выбранной с планированной области. 

30 – и тд. Жизнь кончилась. Почти шучу, но в каждой шутке есть доля шутки - у многих в 20 приблизительно такие представления и есть. Ну, по крайней мере, если не жизнь, то молодость кончилась стопроцентно, и ничего интересного дальше можно не ждать. 

А что в 40? А в 50? Не, ну это перебор, подумает сейчас кто-то из читающих, ну 50-то вообще уже очевидно, что доживание, что там в эти ваши 50 можно делать.В чем минусы этой схемы: 

Читать дальше

Внутренняя лесбофобия и другая самостигматизация

Здравствуйте! Меня интересует вопрос про внутреннюю лесбофобию (трансфобию, полифобию, афобию и т.д.). Как с этим справиться? Поясню на своем примере! Я лесбиянка и чайлдфри. Умом я понимаю, что я нормальная и все со мной хорошо. Но чувства бывают говорят, что я неправильная, грешная, хуже гетеро и детных. Думаю это связано с тем, что я живу в небольшом городе, и не знаю в реальной жизни других лесбиянок. Когда я сижу в интернете, в пабликах лесбиянок, то чувствую себя хорошо. Но стоит выйти в реал, пообщаться с приятелями, семьёй, коллегами, как их гетеро нормативность и гомофобия поживает меня, и никакой интернет уже не спасает...я начинаю думать, что все люди в интернете просто лгут о том, что есть лесбиянки, и я одна такая дефектная дама. Я пробовала найти лесбиянок из своего городка и пробовала привить толерантность своим окружающим, но ничего так и не вышло...и поэтому я чувствую среди них себя неправильной и второсортной. 

Читать дальше

О сексуальной и гендерной идентичности

 О сексуальной ориентации и идентичности 

 В 1991 году гомосексуальность была исключена из МКБ-10, и признана одной из нормальных сексуальных ориентаций. Согласно Американской Ассоциации психологов, а также Американской Ассоциации педиатров, причины формирования той или иной сексуальной ориентации могут быть разными, а также могут быть различными для разных людей. На формирование сексуальной ориентации могут оказать свое влияние генетические, психологические и социальные факторы. Ориентация в основном формируется в раннем детстве, но может измениться в ходе жизни. Когда Кинси придумал шкалу сексуальности, которая предусматривала пять вариантов ориентации, это было прорывом в сексологии, и выходом за пределы дихотомии гомо и гетеросексуальности. Но сейчас само понятие сексуальной ориентации устаревает. 

 Сексуальность – это сложная система, и по различным причинам – от биологических до средовых, психологических и социальных, в каких-то жизненных обстоятельствах могут возникать как ситуации, так и длительные периоды, в которых у человека, который считает себя гетеросексуальным, могут возникать гомосексуальные желания. А у гомосексуального – гетеросексуальные. Таким образом, гомосексуальные и гетеросексуальные желания не противоречат друг другу. Их соотношения в одном человеке могут меняться в течении жизни, поэтому говорить о статичной сексуальной ориентации не очень корректно. 

Читать дальше
Загрузить еще