Назад к списку

Что вы должны своим родителям?

Я часто работаю с людьми, которые были в очень токсичных отношениях со своими родителями. Иногда это про насилие на протяжении ряда травматичных лет. И один из вопросов, который иногда возникает в работе: как мне с ней/ними сейчас общаться.И дальше может быть про то, как это тошно и как не хочется, и как неприятно.Или просто про то, что это требует много ресурсов, состояние постоянной боевой готовности защищать свои границы. 

 И про токсичные неуместные замечания – о внешнем виде, порядке в квартире, выборе отпуска или партнера. И про требования. И про то, что делиться ничем не хочется, но мама выспрашивает и обижается, если не рассказывать. И про скользкое обесценивание. И про неприятные воспоминания, про которые маме почему-то нравится говорить. И про ожидания – детей, карьеры, покупки квартиры, определенного внешнего вида. И про то, как до сих пор не слышат. Или про то, что относятся как к дитяточке глупой, которая ничегошеньки без мамы не может.И про просто старательное подыгрывание маме, которое «ну потерплю же, ничего страшного», которое может отнимать много ресурсов. Ежедневное – «Да, мама. Хорошо, мама. Конечно, мама. Я надел шапку, мама» При этом шапка в этой ситуации – это про игру в ребенка, который не в состоянии о себе побеспокоиться, и играть в это может быть совершенно не приятно, а то, что беспокоит по-настоящему – маме не расскажешь, потому что ни помощи ни поддержки ждать не приходится. 

 Что мы должны своим родителям? Где граница нашего долга? Сколько мы готовы переступать через себя ради того, чтобы…ради чего? В такой ситуации может появляться внутренний конфликт «Было бы лучше вообще не общаться, но надо». Почему надо? И здесь иногда возникают ответы, которые меньше всего относятся к личной потребности и желаниям. 


 1) Моральная установка «Я долж_на с ней общаться» И я бы предложил здесь подумать – кому должны? Почему должны? Что именно должны? 200 лет назад это был социальный договор – дети ухаживают за стариками, чтобы потом их дети ухаживали за ними, потому что других вариантов не было – старики бы не выжили в ситуации, где надо вырастить урожай, топить дрова и тд. То есть речь шла о выживании. Но обязаны ли вы быть близкими друг другу людьми? Возможно ли такое обязательство в принципе? Можно ли насильно сделать себя по_друг_ой человеку, котор_ая вела себя токсично и насильственно по отношению к вам, и продолжает быть не очень приятной?На мой взгляд, это продолжение насилия, но уже над собой. Постоянное нарушение своих границ, разрешение человеку быть гораздо ближе, чем вы готовы на самом деле. Разрешение быть там, где вы очень уязвимы, которое дается человеку, который ведет себя заведомо разрушающим для вас образом. 

2) «Но ей так одиноко, никого, кроме меня у нее нет, значит у нее должн_а быть я» Да, возможно, ей одиноко и рядом с ней никого нет, но тут возникает вопрос, почему вы должны это решать? За жизнь ваших родителей отвечают сами родители, не вы. Они ответственны за наполнение своих жизней, как и вы за наполнение своей. Если они растили вас с идеей, что вы будете их близким другом в старости, то вы, как взрослый человек, можете поддержать эту идею – или не поддержать. 

 3) «Люди скажут, что я плох_ая, если я перестану с ней общаться» Да, может быть. Это стоит того, чтобы переступать через себя, отравляя свою жизнь токсичным общением? Люди могут сказать, что вы плохая, если вы будете феминист_кой, если вы не будете феминистк_ой, если вы будете веган_кой, или вы не будете веганк_ой, если вы будете полиаморной, и если вы будете тихой и скромной моногамной персоной, работающей всю жизнь в гос.учереждении – всегда найдется кто-то, кого не устроят ваши взгляды и ваш способ жить эту жизнь.Главный вопрос в том, кого поддержите Вы сами. Что скажете себе вы сами. Поддержите ли вы самоистязание или заботу о себе.

 И, конечно, здесь остается место для близости. Для желания этой близости. Для «она единственная, кому я нуж_на», или «сейчас я знаю, что я ей дорог_а, несмотря на то, что она делала, когда я был_а маленьк_ой, и хочу добрать всю теплоту, что могу, пусть пополам с токсичностью». И для искреннего сочувствия пожилому человеку, оказавшемуся в одиночестве. И для желания сохранить хоть какие-то отношения с мамой, просто потому что это мама, не смотря ни на что. А может быть как раз потому, что было все то, что было. В общем, остается место для еще многих чувств и мотивов.Но мне хотелось вычленить те три, про которые я рассказал, потому что они – часть культуры, которая очень сильно влияет на нас. 

Убеждение, что между детьми и родителями должна быть эмоциональная близость – появилось не так давно. В 20 веке? В 19? И здорово, когда эта близость есть.Но что делать, когда ее нет? Есть огромная культурная разница – и эта разница есть именно сейчас, это характерно для современного поколения. В СССР 50-70 эта разница между поколениями была менее жесткой. Она гораздо более мягкая в американской культуре 80-90хх. Выросшие хиппи, яппи и рокеры прекрасно понимают ценности своих выросших детей, знают цену личному пространству и находят общий язык. 


В России сейчас мы можем видеть очень сильный культурный разрыв между консервативным старшим и либерально-демократическим современным поколением. Есть люди, которые говорят практически на разных языках, имеют разные культурные коды, с трудом находят какие-то точки соприкосновения, но продолжают общаться, движимые вот этими культурными убеждениями. «Ну я же долж_на». И тогда хочется переспросить - а действительно ли должны? Чтобы любой выбор, каким бы он ни был, был сделан более осознанно.Потому что родственные отношения, близость, сочувствие и прощение – это прекрасно — если они не становится чем-то забирающим кучу ресурсов и хронически насильственным и токсичным по отношению к себе само_й. 

Ограничив или прекратив общение с токсичными/пассивно-агрессивными/нарушающими границы родственниками, вы можете встретиться с давлением общества и открытым осуждением, даже если речь идет о прямом насилии, к сожалению. Есть расхожая идея о прощении, и иногда люди говорят о ней в ситуациях, где это не уместно. И это тоже про нарушение границ. Нет никакого «должн_а простить» Никто никого не должен прощать. Может простить — да. Но может и не простить. Родительство не является автоматической индульгенцией за любое насилие.Никто никому не обязан эмоционально близкие отношения. Они или складываются — или их нет. И даже родители должны их выстраивать так, чтобы они действительно были эмоциональной близостью, а не токсичным принуждением к близкому контакту.Во взрослом возрасте контакт с родителями складывается также, как и с любым другим человеком — из того, какой травматичный или поддерживащий опыт общения был раньше, из ваших общих интересов или их отсутствия, из общих или разных культурных кодов, из способности понимать друг друга, соблюдать границы, относиться друг к другу с уважением и тд. Родственная связь не может заменить все составляющие здорового контакта.Ограничение общения в такой ситуации может оказаться огромным вкладом в поддержку себя самой. Взрослые люди могут позаботиться о себе сами, могут самостоятельно решать вопрос своего общения, а не за счет добровольно-принудительного использования родственного ресурса. 

Вы можете позаботиться о себе – например, ограничив контакт, найдя ту границу, и то количество общения, которое не будет для вас разрушающим. Это могут быть звонки только раз в неделю, встречи только на нейтральной территории, или положенная вовремя трубка, после двух просьб перестать говорить на какую-то тему – все, что нужно именно вам, чтобы общение оставалось для вас достаточно ресурсным. Или полный разрыв отношений при невозможности этого достигнуть. Я хочу поддержать вас в том, что вы имеете право на то, чтобы общаться с теми, с кем вам хорошо, и не общаться с теми, с кем вам плохо, трудно, мучительно, и ресурсовыжимающе – независимо от степени родства.