Назад к списку

Феминизм и кризис мужского гендера

Феминизм говорит о том, что женщина это самостоятельная личность, а не приложение к мужу, а патриархальное общество постоянно им пытается внушить обратное - что без мужчины, без мужа они никто. Сегодня я понял, что все тоже самое верно по отношению к мужчинам в патриархате. Под другим углом, но именно так – без женщины мужчина в патриархате никто.Я понял это, когда думал о том, почему же феминизм вызывает во многих мужчинах такую агрессию, или как минимум непринятие. Что так задевает за живое? Такое эмоциональное отторжение чего-либо возможно только в ситуации, если это лично задевает человека. 

И тут я это увидел.В нашей культуре мужчину воспитывают так, что получается, что без женщины он – никто. Если женщина не признает его власть, его более высокий статус, не видит в нем защитника и желанную цель – то на чем ему строить свою уверенность?В патриархате идентичность мужчины строится на том, кто он по отношению к женщине.Если смотреть через феминистическую оптику, очевидно, что для женщины эта игра не выгодна, ей выгоднее от нее отказаться. 


Для большинства мужчин это сложнее. Если кто в нашем обществе и подсел на какую-то метафорическую иглу, так это мужчины – на иглу ощущения своего превосходства, которое строится исключительно на том, что другая часть общества принижает себя. Позволяет себя приобнимать, даже если ей это не очень нравится, учит подруга подругу о том, что нельзя казаться умнее мужчины и надо понимать, что у него проблемы с эмоциональным интеллектом, а женщины мудрее, поэтому возьмем на себя эмоциональное (и бытовое) обслуживание, изображение себя немножко глуповатой и поддерживание мужского самолюбия.

 И я сейчас даже оставлю в скобках тему гендерного насилия. Будем говорить о покровительственном отношении к женщине, о том, что называется доброжелательным сексизмом, о настойчивом желании дарить цвиточки пару раз в год и быть галантным кавалером, оплачивая чашку кофе. Когда женщине вместе признания ее деловых и профессиональных качеств и заслуг говорят о том, как она украшает офис – это покровительственное отношение, связанное с невидимостью того, что женщина делает на самом деле. Если женщина отказывается принимать такое снисходительное отношение, если ей не интересно быть «украшением и музой», а интересно быть равноправной партнеркой, к мнению которой прислушиваются, доброжелательность быстро заканчивается, начинаются пространные монологи на тему «неадекватной агрессии» «перебора с навязанными западными ценностями» или оскорбительно-уничижительные обиженные реплики. Хотя казалось бы, ну не хочет человек кофе, цветов и комплиментов о внешности. Что такого важного кроется за этим? Почему многих мужчин так задевает нежелание участвовать в этой социальной игре? 

Чувство превосходства на основании принадлежности к мужскому полу, как часть идентичности 

Мужчины в нашем обществе с детства подсажены на иглу своего превосходства просто на основании того, что они мужчины. «Катя, прекрати баловаться»/ «Ну что поделаешь, Вася же мальчик» – от девочек гораздо чаще требуют вежливости/аккуратности/правильного поведения/хорошей учебы/уборки в комнате, а мальчикам можно проявлять агрессию, неповиновение, непослушание, неаккуратность и тд, потому что «онижемальчики». И мальчики прекрасно это впитывают. «Онижемальчики» и «Тыжедевочка» очень отличаются. «Тыжемальчик» тоже есть, и на мой взгляд эта концепция отвратительна – она в основном запрещает мальчикам нормальные человеческие чувства, и я бы сказал, что она фактически калечит психику.Чувство превосходства, впитанное с детства, становится частью идентичности. 

А когда его забирают – что делать-то вообще? Кто я в этом мире, когда я перестал быть авторитетом? Кто я без чувства превосходства, основанного на факте того, что я Мужык? Это важная опора для большинства мужчин, и ее потеря может вызывать кризис.Сложнее всего тем, в ком мужчину старательно воспитывали, транслировали и подпитывали гендерные стереотипы. Очень часто это соседствует с тем фактом, что личность в ребенке не очень видели. Не интересовалась его увлечениями, поддерживали только те, что «соответствуют» (например, боевые искусства), активно ругали за все «не соответствующее». Никаких интересов, связанных с любыми гуманитарными науками и творчеством, например. От мальчика требовали «быть мальчиком», чтобы «вырос мужиком». Успешным, сильным, бойцом-победителем-мачо. И все. В такой ситуации фактически не на что больше опереться. Своих жизненных интересов человек не осознает, их еще найти надо, ценности состоят из «быть мужиком» и «нельзя проиграть». Что делать-то? 

Фрустрация и внутренний кризис, вызванные изменением гендерной системы 

Я очень понимаю сложность ситуации для такого человека в тот момент, когда мир вдруг отказывается ему подыгрывать. Если нет никаких других опор, выбивание из под ног единственной - это фрустрирует. Их самочувствие зависит от того, что и как делают женщины и готовы ли они к признанию их «главными», готовы ли они поддерживать их статус кво. Это та картина мира, с которой они жили всю жизнь, нечто, что казалось незыблемым и составляло основное представление о мире.Если женщина перестает играть в эту игру – это критично для мужчин, чья самооценка основана на гендерном самоощущении, в чьей жизни гендер является основным смыслообразующим элементом.Возникает фрустрация от неудовлетворенного желания и даже больше – это равносильно тому, что Землю вдруг объявили круглой, когда с детства было известно, что она стоит на слонах. Это серьезный внутренний кризис, когда пошатнулись столпы мироздания. 

 Именно тогда у них возникает от смутного беспокойства до раздражения и прямой агрессии. Потому что у них нет ощущения своей ценности как личности самой по себе – ее поддерживает только мужская идентичность. Они ценны только потому и только тогда, когда они «настоящие мужчины», «мужыки», а это подтверждается в частности, в общении с женщинами, когда женщины ведут себя с ними определенным образом. Когда женщины отказываются играть в эти игры, происходит фактически гендерная революция. Гендерное соотношение ролей меняется, потому что система меняется, если меняется поведение хотя бы одного из элементов системы. 

 Если бы у этих людей были какие-то базовые знания о психологии, они могли бы придти к помогающему специалисту и дойти до запроса о том, что они столкнулись фактически с экзистенциальным кризисом, не очень знают, кто они и на что они могут опираться в своей жизни в этом новом непривычном мире. Но, к сожалению, чаще всего этого не происходит.И тогда некоторые мужчины выбирают ту реакцию, которая чаще всего им помогала в их жизни, и пытаются решить вопрос агрессией, давлением и угрозами, испытывая бессильную злость. Бессильную, потому что это не работает по отношению к общественному движению и изменению социальной системы. Если мужественность в формате «более высокий статус, чем у женщины» являлась одной из важных внутренних опор и частей идентичности, то именно в такой ситуации конфронтация по отношению к феминизму может стать внутренней опорой. Для других феминизм просто остается чем-то очень раздражающим. И в том и в другом случае мужчины нарушают границы других людей, активно пытаясь доказать женщинам, что они лучше знают, как им себя вести и что делать в своей жизни. Это попытка защитить свою картину мира, с которой связана своя самооценка и восприятие своей личности.

 Таким образом, я вижу здесь две проблемы: кризис мужского гендера и связанное с этим нарушение границ женщин. 

Есть ли против этого противоядие? Что делать с этим кризисом? 

Я думаю противоядие есть, и думаю, что оно очень похоже на то, что сейчас происходит в обществе по отношению к женщинам.Женщинам говорят: вы ценны сами по себе, независимо от того, какие у вас отношения с мужчинами, вы ценны, ценна ваша работа, ценна ваша личность, ваши чувства, ваши интересы (пока они не нарушают границ других людей)Мне кажется важным говорить тоже самое мужчинам: вы ценны сами по себе, независимо от того, какие у вас отношения с женщинами, вы ценны, ценна ваша работа, ценна ваша личность, ваши чувства, ваши интересы (пока они не нарушают границ других людей)Феминизм помогает женщинам понимать свою ценность как личности, утверждать свою независимость и самостоятельность. Теперь необходимо сделать тоже самое для мужчин, потому что, как выяснилось, они болезненно зависят от женщин. (Разумеется, #невсетакие, но судя по отношению к феминизму в обществе - многие) 

Женщины сейчас являются катализаторами гендерных изменений в обществе, но важно понимать, что это влечет за собой гендерные изменения и в мужском гендере, это провоцирует внутренний кризис, на который мужчины (особенно с низким уровнем культуры и рефлексии), зачастую реагируют привычным образом – агрессией. Но это не отменяет того, что кризис имеет место быть и с ним что-то нужно делать. Мужчинам необходимо найти какое-то свое, новое место в этом новом мире. Это необходимость слезть с иглы патриархального превосходства (уже не прокатит), и понять, кто они без нее, увидеть свою ценность вне патриархального контекста. 

Вторая часть проблемы. Нарушение чужих границ и насилие как гендерная норма 

Мальчиков часто не учат многому, чему учат девочек. Их не учат понимать чужие границы и относится к ним с уважением. Их не учат заниматься хозяйством и относиться к этому как к важной и неизбежной части жизни. Их далеко не всегда поддерживают в их интересах – порицается все, что «не для мальчиков». И в конце концов это очень часто про потерю своих интересов. Их не учат понимать свои чувства и принимать их, более того, часто любые человеческие чувства подавляются конструктом «тыжмальчик». Их не учат договариваться.И на самом деле их не учат равноправию – его нет в отношениях с девочками, и во многом его нет в отношениях между мальчиками - там часто решает все именно сила, и воспитатель_ницы и учитель_ницы обычно считают это нормой, естественной частью процесса (Нуэтожемальчики). То,что в отношениях между мальчиками многое решается силой и это чаще всего считается легитимным, а «девочек бить нельзя» - мне кажется, становится залогом для мальчиков вывода «зато я главнее девочек», и когда внезапно оказывается, что нет – это воспринимается, как нарушение договора. И мне кажется, здесь важно работать с этой второй частью – нет, мальчики тоже не должны драться и сила не должна ничего решать в отношениях. Мальчиков, начиная с детского сада, нужно учить их решать вопросы иначе. Мальчиков тоже нужно защищать от насилия, и драки между ними, и насилие не являются нормой, потому что в противном случае мы получаем то, что у нас сейчас есть - убеждение «все решает сила и агрессия».Я не думаю, что это то, что можно решить в этом поколении. Я даже не думаю, что это то, что разрешится в следующем. Но я думаю, что это то, к чему нужно идти и о чем необходимо говорить. Патриахат калечит не только женщин и их жизни, он делает тоже самое с мужчинами, только иначе. 

Обсуждение этих вопросов на общественном уровне - точнее пока его отсутствие 

Мне очень не хватает этой повестки в общественном диалоге. Я не вижу ее ни в тех течениях, которые называют себя антисексистскими, ни в тех, которые называются маскулистскими. Ни тем более в феминизме (разумеется, феминизм не обязан поддерживать эту повестку – у него другие задачи). Видел буквально пару пабликов на эту тему, но этого не достаточно.По большей части антисексистские группы, говорящие о мужских интересах, пока что дошли только до простых вещей, вроде «не обязаны служить в армии». Само слово “антисексизм” - оно как будто бы не про то. Пока я не вижу обсуждения этой проблемы даже среди коллег, хотя очень хочется. Очень не хватает глубокого анализа процессов, которые лежат за сложившейся ситуацией – как так получается, что мужчины ведут себя так и сталкиваются с такими проблемами? Как получается так, что именно мужчины чаще совершают насилие? Как получается так, что мужчины умирают раньше и что с этим делать? 

Ответы достаточно очевидны – они лежат в области культуры. Именно она говорит, что мужчина должен решать вопросы кулаками, именно она говорит, что мужчины не должны проявлять эмоции и говорить о своих чувствах - насколько я помню, связь между этим фактом и ранними инфарктами вполне доказана. Именно она транслирует то, что мальчик/мужчина имеет право нарушать чужие границы, и игнорировать чужие чувства по этому поводу, собственно транслирует то, что мальчики и мужчины могут использовать насилие, делая их не чувствительными к чужим чувствам и границам. Тем не менее, об этом необходимо говорить, чтобы появилась возможность менять это. Также, как обсуждение ситуации женщин привело к тому, что женщины чувствуют большую уверенность, умеют отстаивать свои границы и тд.Общественно-терапевтические процессы работают – как раз в этом я очень убедился на примере феминизма. 

Я хотел бы видеть такие же процессы в обществе, связанные с изменением мужского гендера - чтобы мужчины могли действительно понимать, что их ценность не зависит от социального статуса, позволить быть своим интересам и чувствам, научиться говорить о них, научиться понимать и соблюдать чужие и свои границы, слезть с иглы мужского превосходства, освободиться от оков своего гендера и перейти на равноправие и понимание ценности каждого и каждой, просто потому что это в их интересах. 

 Ситуация, когда внутренней опорой становится мнение и отношение других людей, слишком неустойчива по определению. Ситуация, когда вы не можете решать вопросы иначе, чем молча игнорировать или решать агрессией (от давления и оскорблений до прямых угроз) – не очень выгодна для вас же, очень бедный ассортимент реакций. Ситуация, когда ваши партнеры и коллеги не умеют никак решать вопросы, кроме как принципом силы, также для вас не выгодна. Ситуация, когда в отношениях вы не можете различать полутона, а видите только черное и белое, очень обедняет восприятие и отношения. Ситуация, в которой ваша ценность зависит от вашей «мужественности», по определению содержит в себе много подавляемого страха и неуверенности. Ситуация, в которой вы не умеете понимать и соблюдать чужие границы делает вас агрессорами, с которыми невозможно создание теплых близких хороших отношений - вы уверены, что вы хотите именно этого в своей жизни? 

 Традиционная приписка к подобным текстам: я отдаю себе отчет, что не все мужчины такие, и что я говорю о крайних проявлениях, но есть определенные, довольно очевидные тенденции в массовой культуре, которые приводят к серьезным последствиям, и это важно обсуждать.