Назад к списку

Гендерный кризис и формированиенебинарной гендерной идентичности.

Статья ориентирована в первую очередь на специалистов помогающих профессий, но также онаможет быть интересна небинарным персонам, или персонам, находящимся в гендерном поиске,и широкому кругу читатель_ниц, которых интересует эта тема. Она написана мной на основаниимоего опыта как помогающего практика и как небинарного человека.Под небинарной гендерной идентичностью в этой статье я буду понимать любую гендернуюидентичность, выходящую за пределы бинарной гендерной системы – то есть ни мужскую и ниженскую.Приписанный при рождении гендер – это тот гендер, который был записан акушерам всвидетельство о рождении. Может как совпадать, так и не совпадать с гендерной идентичностьючеловека. 


Что такое гендерная идентичность? 

Словари зачастую приводят определение исключительно в рамках бинарной системы:Гендерная идентичность - базовая структура социальной идентичности, которая характеризуетчеловека (индивида) с точки зрения его принадлежности к мужской или женской группе, при этомнаиболее значимо, как сам человек себя категоризирует.Из такого определения сложно представить, как в принципе может появиться небинарнаяидентичность и что она из себя может представлять. Попробуем сформулировать это понятие неиз бинарной системы.Гендерная идентичность — один из компонентов человеческой сексуальности, определяемый каксамоидентификация индивида с тем или иным гендером, как внутреннее самоощущение. 

Приэтом ге́ндер — социальный пол, определяющий поведение человека в обществе и то, как этоповедение воспринимается. В этом определении не говорится о количестве социальных полов.Социальный пол – это то, что определяет поведение человека в обществе. Это определеннаясистема ценностей, норм и характеристик. Может ли быть таких систем больше, чем две?Безусловно может. Мы знаем примеры культур, где все обстоит именно так. Но как в таком случаепоявляется небинарная идентичность в обществе, где всего два гендера?В ответ на такой вопрос я всегда вспоминаю историю про то, как Менделеев открыл какой-то изэлементов – какой, к сожалению, сейчас не помню. Дело в том, что к тому моменту ужесуществовала периодическая таблица, и в ней этого элемента не было. Но по всем открытымученым закономерностям он там должен был быть! Этот квадратик должен был быть занятэлементом с определенной массой, валентностью, и другими характеристиками, но этот элементбыл неизвестен науке до того момента, как его наличие вначале предположил, а потомобнаружил Менделеев. 

Общество предлагает два гендера – мужской и женский, но есть множество людей, которыечувствуют, что они никак не вписываются в два конструкта. И это настолько сильное чувство дляних, что они ощущают, что им недостаточно этих двух конструктов, что должны быть какие-то еще.Они словно предполагают наличие этой третьей возможности, идея о ней появляется так же, как уМенделеева появилось предположение о недостающем элементе, и когда такие люди слышат отрансгендерности и/или небинарности, то зачастую это как узнавание: так вот оно что со мной.Гендер пронизывает всю нашу жизнь. Это действительно странная идея, что можно разделитьвсех людей всего на два типа, от которых будет очень сильно зависеть их восприятие в обществе,их восприятие себя, то, чего от них ждут, ожидаемые социальные роли и тд.Многие люди не воспринимают всерьез соционику, потому что разделить миллиард людей всегона 16 типов, в которые они будут укладываться – невозможно. Почему же идея о том, что кому-тосложно выбрать из всего двух социально-культурных конструктов – удивляет? Вопросриторический, потому что ответ совершенно понятен – удивляет, потому что цисгендерные людилегко встраиваются в этот конструкт. 

Как же так получилось, что кто-то встраивается, а кто-то нет?

 Хочу выделить три фактора, которые предположительно могут влиять на это: 

1) Гибкость психики, конформность повышают вероятность того, что человек легко пройдетпериод цисгендерной социализации. Есть данные о том, что среди нейроотличных людейпроцент трансгендерных людей существенно больше. И есть версия о том, что это связанос неконформностью нейронетипичных людей в принципе. Они не так легко воспринимаюти перенимают социальные нормы, которые конформные дети впитывают в себя еще враннем возрасте.

2) Травматичный опыт гендерной социализации повышает вероятность того, что человек невпишется в бинарную гендерную систему. Это не означает, что это произойдетобязательно. Это не означает, что небинарная гендерная идентичность этого человекабудет не настоящей. Это один из факторов, который влияет на ситуацию. Проработкатравматичного опыта небинарн_ых персон, связанного с гендерной социализацией вбольшинстве случаев НЕ приводит к изменению гендерной идентичности, но приводит кзавершению гендерного кризиса, в том числе бОльшему принятию своей ГИ. 

3) Индивидуализм. Безусловно, современное поколение и общество 21 века болееиндивидуалистично, нежели поколение 19 и даже 20 века. И это одна из основных причин,по которым общество столкнулось с кризисом бинарной гендерной системы именносейчас. Индивидуализм предполагает существенно большее внимание и рефлексиюсвоего внутреннего опыта и социализации. 

Для меня в первую очередь вопрос звучит не как «как так получилось, что люди не вписываются»,а скорее «как так получается, что многие люди все-таки в эту систему вписываются». И мой ответна это таков, что на это сильно влияют два фактора – ранняя гендеризация, то есть дети впитываютэто фактически с молоком матери, и то, что гендер пронизывает все сферы нашего общества идеятельности. В раннем детстве нет критичного отношения, и это та культурная система, котораяначинает усваиваться еще на невербальном уровне.

Еще одно определение говорит о том, что идентичность — это субъективное чувство инаблюдаемое качество личной самотождественности, соединенное с определенной верой втождественность и непрерывность некоторой картины мира, разделяемой с другими людьми.И мне важно сейчас разделить это определение на две части. Идентичность – это в первуюочередь субъективное чувство и наблюдаемое качество личной самотождественности. Во вторую– это картина мира, разделяемая с другими людьми. Про вторую часть я скажу позже, а покасосредоточимся на первой. 

Как появляется это субъективное чувство небинарности? 

В обществе с бинарной гендернойсистемой оно появляется через отрицание. Через непринятие предлагаемой модели. В обществахс другой гендерной системой, которая предлагает большее количество гендеров, формированиенебинарных идентичностей происходило бы также, как и формирование бинарныхидентичностей – через идентификацию со значим_ыми Други_ми. Но в нашем обществе этот путьпока практически невозможен, и небинарная/агендерная идентичность формируется черезвначале отрицание предлагаемых идентичностей, и уже впоследствии через поиск своей,подходящей идентичности, через фактически ее формирование, творческое переосмыслениесвоей личности и своей роли в социуме. 

Частый вопрос, который возникает у цисгендерных людей, в том числе у психологи_нь: Почему происходит отрицание и изменение идентичности, если то, что включено видентичность – очень размыто? Почему человек не осознает себя женщиной, если можно бытьсильной смелой, неконформной женщиной? Или неконформным феминным мужчиной, номужчиной?Свое представление о бинарных идентичностях возникает из личного опыта. Когда мама говорят«мальчики не плачут», когда папа говорит «девочки должны быть аккуратными», когдаучительница в классе не спрашивает тебя по математике, несмотря на то, что это твой любимыйпредмет, когда мальчикам можно то, что нельзя девочкам, и когда мальчикам нельзя то, чтоможно девочкам. И все такие моменты индивидуальны, так как они происходят каждая в своемконтексте, что имеет очень большое значение. Двум людям могут сказать одно и то же, но этоможет оказать очень разное влияние на их развитие, потому что контекст может бытьпротивоположным. 

Не-идентификация, разидентификация с тем или иным гендером происходит в процессеиндивидуальной истории личности, и она связана с личным представлением о гендере, котороеможет так или иначе отличаться от среднего общего. Именно личная история оказывает огромноевлияние на формирование гендерной идентичности человека. Наше взаимоотношение сгендерами – индивидуально, и если для кого-то допустимо быть неконформной маскулиннойженщиной, то для кого-то похожие личностные характеристики и их осознание в контекстекультуры будет тем, что запустит процесс изменения гендерной идентичности, или не позволитизначально идентифицироваться с тем или иным гендером. И то и другое – здоровые,нормальные ситуации. 

В процессе формирования небинарного гендера есть две стороны: «не могу идентифицироватьсебя с этим/не идентифицирую себя с этим» и «я хочу найти то, с чем могу себяидентифицировать/хочу понять, кто я, если не мужчина/женщина».Это очень глубинный процесс, который касается всей личности, потому что гендер пронизываетвсе сферы нашей жизни. В течении какого-то времени происходит внутреннее переосмыслениесебя и своего места в социуме. Иногда этот процесс происходит достаточно осознанно, особенноесли он происходит в более зрелом возрасте, иногда скорее не осознано, когда человек, а частоэто ребенок, просто ощущает, что он_и «друг_ие». 

И очень часто в разговоре с людьми, и в том числе и с психологами, здесь часто раздается сноватот же вопрос: ок, он_и могут быть другим_и, аутсайдер_ками, но зачем обязательно менятьгендерную идентичность! Пусть переодеваются в другую одежду, пусть будут неконформными, нозачем идентичность?И это связано с цисцентричностью нашего общества – бинарная гендерная система настольковнутри человека, настолько важная часть для человека, что выход за ее пределы – как выход воткрытый космос, и вызывает много эмоций, и кажется, что можно обойтись без таких «крайнихмер». 

У меня, как у небинарного человека, это вызывает ответное «а зачем?» Зачем человеку ценойвнутренних сверхусилий пытаться продолжать себя идентифицировать в бинарной системе,заставлять себя чувствовать то, что он_и не чувствуют?И иногда в ответ на это даже психологи_ни говорят, прикрываясь мнимой заботой о человеке -«потому что так проще в нашем бинарном обществе, зачем же с ним вступать в такой жесткий конфликт». Но личностное внутреннее благополучие и психологическое здоровье человека и егоадаптированность в обществе связаны не такими простыми и прямолинейными способами.Адаптированность в обществе в ущерб себе, с игнорированием своих чувств, потребностей исвоей личности, как таковой, является прямым путем к неврозу, а в случае с гендерной дисфорией– зачастую речь идет о депрессивных состояниях и повышении риска суицида. 

Конфликт с обществом является всегда вторичным, когда мы говорим об идентичности человека.Мне кажется, он всегда является вторичным. Смыслом конфликта не является сам конфликт, унего всегда есть какое-то содержание. В случае «конфликта» с обществом, его причиной являетсято, что человек не вписывается в бинарную гендерную систему. Не человек решаетконфликтовать, и для этого «решает» «изменить» идентичность, а человек сталкивается с тем, чтоон не вписывается в бинарную систему.Е

ще один важный момент: когда человек задает вопрос «ну зачем тебе менять идентичность» -он_а исходит из того, что смена идентичности – это вопрос личного выбора, что не соответствуетдействительности. Гендерная идентичность формируется – и это процесс, большая часть которогопроисходит бессознательно. Выбор между тем или иным названием – гендерфлюид илибигендер, агендер или квир – это уже верхушка айсберга.Это уже столкновение своего ощущения себя иным_и с тем, что это ощущение не совпадает сприписанным гендером. То есть по большому счету, у человека нет выбора в этом – он_исталкивают_ся с уже существующим внутри конфликтом ощущаемого и приписываемого гендера. 

На мой взгляд, гендерная идентичность является частью ядра личности. Ядро личности – этосовокупность важнейших для данной личности психологических черт и характеристик, которыеподдерживают целостность «я». Ядро личности предстает стержневым цельным образованием,структурой, где каждая черта неотъемлемо принадлежит всей совокупности. Идентичность неявляется чертой личности, но гендерная идентичность является тем, что поддерживаетцелостность представлений о себе. Изменение гендерной идентичности в течение жизнивозможно, но и как изменение сексуальной идентичности – это находится вне компетенциипомогающих специалистов, потому что не является проявлением невроза или каких-тоотклонений, и является здоровой и неотъемлемой частью личности. 

Американская Психологическая Ассоциация в своих рекомендациях говорит о небинарностигендера и о том, что изменение гендера не может быть целью помогающих специалистов:"Психотерапия не должна быть направлена на изменение гендерной идентичности индивидов,но, напротив, может помочь им в решении проблем, касающихся гендера, и облегчениигендерной дисфории. Долгосрочной целью психотерапии является помощь трансгендерам,транссексуалам и гендерно неконформным индивидам в достижении комфортного выражениясвоей гендерной идентичности с реальными шансами на успех в формировании отношений,сфере образования и трудовой деятельности на протяжении длительного времени".(перевод из материала Вячеслава Каргополова про психологическое сопровождениетрансгендеров, сборник «Гендерное путешествие» 2016 г) 

Гендерный кризис и травмы, связанные с гендернойидентичностью и/или социализацией. 

Одно из определений социальной идентичности говорит, что это оценка значимости своего бытияс точки зрения общества, осознания себя как элемента социального мира. И в первой части яписал, что в нашем обществе небинарная гендерная идентичность формируется сейчас в первуюочередь через отрицание, а потом уже через формирование/нахождение поиск своейидентичности. Но в тот момент, когда происходит отрицание – на какое-то время человекоказывается словно в пустоте. Идентичность, играющая роль того, что поддерживает целостностьпредставлений о себе, идентичность, которая является одной из самых важных опор в социальнойпрезентации – отсутствует. Иногда это период гендерного поиска, а иногда и самый настоящийгендерный кризис.Если есть достаточно количество других опор – это процесс может быть достаточнобезболезненным для персоны. Но если речь идет о человеке с малым количеством ресурсов идругих опор – человек может встретиться не просто с гендерным, а с фактическиэкзистенциальным кризисом. 

В первую очередь это актуально для подростков и для молодыхлюдей, для которых социальные опоры особенно важны – их гендерный кризис может протекатьболее тяжело. Также он возможен и для зрелых людей – конфронтация с обществом при ужевыстроенной гендерной социализации требует обычно большого количества ресурсов, но в ихслучае, зачастую уже есть какие-то другие внутренние опоры, есть способность конфонтировать собществом, и есть возможность выбора своего круга общения – и это то, чего в большинствеслучаев нет у подростков, поэтому они находятся в более сложной ситуации. 

Что характерно для гендерного кризиса: 

1) Гендерная дисфория. 

2) Непрекращающиеся сомнения – а имею ли я право считаться небинарн_ыми. Достаточноли я небинарны_е. А не выдумал_и ли я все это. Для этих сомнений характернобесконечное повторение, и внутренний конфликт между рациональным пониманием «всев порядке, это действительно так», связанным с внутренней психологической реальностьюи ощущениями, которые невозможно игнорировать, и с другой стороны тревогой инеуверенностью. Имею ли я право сам_а определять себя? Что делать в отсутствии полнойподдержки общества? И это конфликт между гендерной системой общества и своимвнутренним самоощущением. По сути это некая сепарация, способность отстоять себя исвою личность. Проще всего эту ситуацию проходят люди, которых поддерживалиродители, у которых есть достаточно ресурсов и уверенности в себе, те, чье базовоесамоощущение говорит «я хороший и мир хороший», кто умеет обозначать и отстаиватьсвои границы. По сути, это не сомнение в своей идентичности, а отсутствие ресурсовпрожить конфликт между стигматизированной идентичностью и обществом, которыйфактически не позволяет принять свою идентичность, потому что вслед за этим придетсякак-то решать этот конфликт. 

3) Социофобия, связанная с нежеланием, порой практически невозможностьюпозиционировать себя в приписанном гендере, с гендерной дисфорией, и одновременнострахом, тревогой и нежеланием прояснять гендерные вопросы (опять вопрос границ). 

4) Повышенная тревожность, эмоциональность, неуверенность в себе. Самообвинения,токсичный стыд. 

5) Возможно развитие депрессивного, апатичного состояния. 

Что помогает справиться с гендерным кризисом: 

1) Поиск опор и ресурсов, как внутренних, так и внешних. Проработка границ, получениенавыка обозначать и отстаивать их, сепарация от родителей, работа с травмами,связанными с гендерной социализацией, вообще проработка любых травм. Практикапоказывает, что гендерная дисфория усиливает чувства и эмоции, связанные практическис любой травмой. Это связано с тем, что гендер пронизывает всю нашу жизнь, ипрактически невозможно рассматривать любую ситуацию вне гендера.И если кто-то расстался с партнеркой, и первая мысль - наверное, он_а меня бросил_а из-загендера. Буллинг – потому что недостаточно соответствовал_и гендерным стереотипам.Токсичное отношение родителей – из-за того же. 

Гендерная идентичность может казатьсяпричиной всех бед, и любое упоминание о ней, или вопрос, или интерес к ней – может вызывать втакой ситуации сильнейшую тревогу и быть очень болезненным.Разделить тему гендерной идентичности и происходивших событий необходимо, и это можеточень сильно снизить уровень трудных переживаний, тревожности и страха, связанных сгендерной идентичностью. Если люди расстаются – дело может быть в неоправданныхожиданиях, в чувствах, в определенных потребностях или требованиях к партнеру – дело не всамой идентичности. А если партнер_ка говорит, что дело именно в идентичности – значит, нетчувств к человеку, именно такому, каков_ы он_и есть сейчас. Если родители были токсичны –дело, опять же по большому счету не в идентичности и не в гендерных стереотипах, дело внепринятии ребенка, неадекватных требованиях и нарушении границ. То же с буллингом – важнопровести работу по разделению этих вещей. 

Токсичные родители, буллинг, расставание с партнером – случаются у людей любыхидентичностей и здесь важно разделить это, чтобы своя гендерная идентичность не была чем-то,в чем видят причину любых травматических событий. А это случается на абсолютноподсознательным уровне, и не только с небинарными людьми, но и с любыми людьми состигматизированной идентичностью. «Вот была бы я не лесбиянка/вот если бы я не былгеем/азиатом/итд/.»Здесь есть важное замечание: конечно, стигматизированная идентичность может сильно влиятьна жизнь. И партнер может указать как причину расставания идентичность человека, иоднокурсники и коллеги могут смотреть как на белую ворону и инициировать буллинг, реагируяна идентичность. Но проблема в этой ситуации не в идентичности, а в ксенофобном обществе. Итакое разделение также помогает понять это. Важно понять, что проблема не в человеке, чтобыэто не было дополнительно травмирующей идеей. И параллельно это позволяет человеку принятьсвою идентичность. Непринятие своей идентичности никак не помогает с вопросом социальнойадаптации, наоборот, оно только углубляет гендерный кризис, а принятие позволяет снизитьуровень тревожности, а также понять свои границы, увеличить уверенность в своем правезащищать их. 

 2) Рефлексия взаимоотношений приписанного и небинарного гендеров. Работа с внутреннимконфликтом «я ощущаю себя небинарным_и» и «я ощущаю себя человеком приписанногомне гендера». Важно дать «голос» и той и другой точке зрения и отрефлексировать ихвнутренний баланс, достичь понимания, что одно не исключает другого. Опыт жизни вприписанном гендере может восприниматься, рефлексироваться и ассимилироватьсявнутри человека по-разному. Приписанный гендер кто-то воспринимает как ложнуюличность, появившуюся в результате гендерного воспитания. Кто-то говорит о том, чтоон_и до гендерного кризиса были женщиной/мужчиной, а сейчас перестали им_и быть.Кто-то продолжает чувствовать в себе и тот и другой гендер. Все варианты совершенноприемлемы. 

3) Поддержка и принятие человека как небинарн_ых. Признание его ценности и значимости,и ценности и значимости его гендерной рефлексии, самоощущений и идентичности. Этотпункт является базовым для работы с небинарны_ми, но чаще всего его одногонедостаточно, если речь идет о гендерном кризисе.Отдельно мне хочется сказать, что принятие, признание ценности и значимости человека, изначимости е_е рефлексии для меня в принципе является базовым для работы, независимо оттого, идет ли речь о гендерной идентичности или нет. Также мне кажется необходимымсоблюдать нейтральность и отсутствие предубеждений в работе с человеком, который находитсяв гендерном поиске, открытость и принятие по отношению как к цисгендерности, так и к любымнебинарным вариантам гендерной идентичности человека. 

Становление небинарной идентичности 

Итак, мы рассматриваем процесс формирования ГИ, который начинается в нашем обществе сотрицания, не-принятия предлагаемых обществом ГИ, и возможного гендерного кризиса и/илитравмы. Если этот этап пройден, человек понимает, что он_и не принимают тот гендер, которыйим был предложен, начинается процесс исследования своего гендера, и под гендером я здесьимею в виду определенное самоощущение, а также определенную систему ценностей, норм ихарактеристик. 

Речь может идти об внутреннем исследовании

 • Пластичности и гибкости своего гендера. Например, что он_и могут говорить о себе вразных местоимениях, и находить в себе как женское/мужское самоощущение, так иагендерность и тд.

 • Наличии у него флюидности или статичности – возможно, это колебания между двумяразличными гендерами(и я здесь не имею в виду женский и мужской, они могут бытьразными) в пределах полугода/месяца/недели итд. Или проживание своего гендера темили иным в зависимости от ситуации, задач, человека, с котор_ой общается персона, илинастроения. Или никаких колебаний, одинаковая агендерность/небинарность и тд.Человек может чувствовать себя феминно в общении с женщинами и нейтрально вотношениях с маскулинными людьми. Или чувствовать себя маскулинно в социальных инейтрально-феминно в близких отношениях. И тд.

 • Гендерной окрашенности своих ощущений. Похожие по описанию ощущения ипереживания могут быть окрашены различным образом. «Мне нравятся юбки» - «ой, этоочень феминно», или «это имеет совершенно нейтральный гендерный окрас – мало ликому нравятся юбки», или это ощущение сочетания своей мужской гендерной экспрессиии феминности юбки по индивидуальным ощущениям.

 • Гендерной экспрессии. Человек может ощущать свой гендер одним образом, а гендернуюэкспрессию – другим. Это может быть феминная экспрессия, и нейтральный гендер илиощущение своей маскулинности. Или внутренняя феминность с маскулинной илинебинарной внешней гендерной экспрессией.

 • Связи этого всего с сексуальностью. Сексуальность не коррелирует с ГИ, но онапроживается в большинстве случае фактически через гендер – как_ие я в сексуальныхотношениях, поведении, взаимодействии? И та или иная гендерная экспрессия иидентичность ничего не гарантируют нам в плане сексуального поведения и идентичности.Человек может идентифицировать себя как девушку и гея – при этом речь может идти очеловек с приписанным как мужским, так и женским гендером. Также это может бытьодна идентичность для общества и другая – в сексуальных отношениях.• Тех или иных гендерных ролях как в социуме, так и в межличностных отношениях.

 • Телесности. Тело может гендеризироваться совершенно различным образом. Это можетбыть телесная дисфория при отсутствии социальной дисфории, это может быть полноеотсутствие телесной дисфории при гендере, который отличается от приписанного, этоможет быть разное отношение к разным частям тела, размерам и движению. Это можетбыть проживание своего тела как совершенно нейтрального. И тд. 

Все эти процессы могут происходить параллельно с внутренним непринятием и принятием своегогендера в целом или отдельных пунктов. Важно отметить, что этот процесс может быть не оченьосознанным. Поэтому в процессе работы можно говорить обо всех этих моментах – осознание ипрояснение их помогает большему пониманию и принятию. А также помогает понять, какиеименно моменты вызывают когнитивный диссонанс, чтобы можно было посмотреть на них сразных сторон и переосознать тем или иным образом, поменять взгляд на них, или встроить всвою систему.

 Чаще всего в этой ситуации человек сталкивается со страхом перед общественной реакцией – какже я так буду, я столкнусь с травлей, с непринятием, я не знаю, как буду объяснять. Один изочевидных путей работы с этой ситуацией – разделение своей идентичности и ее презентации вобществе. Если вам не придется говорить об этом с людьми – то что будет для вас органичным? 

Вопрос о выстраивании коммуникации и личной репрезентации в этой ситуации вторичен и важнорешать его отдельно. Разделение этих вопросов позволяет человеку сосредоточится на себе итом, что он_и чувствуют, чтобы понять, какие они, и в конечном счете - кто он_и. И это еще развозвращает нас к тому, что гендерный кризис – это разновидность экзистенциального.

 _________ 

Важное примечание: данная работа не охватывает все многообразие опыта небинарных людей, ивстающих перед ними вопросов, но позволяет найти какие-то опоры для понимания процессаформирования небинарной идентичности.