Назад к списку

 Мы – это то, через что живет и дышит мир

Многие из нас испытывают целый спектр эмоций, связанных с обществом, его стереотипами и реакциями. Я говорю о гомофобии, сексизме, нарушениях прав и тд, примеры которых мы видим регулярно. Что-то является постоянным источником тревоги, что-то вызывает страх, что-то – возмущение и неприязнь. Но чаще всего это коктейль из всех этих чувств сразу. Сталкиваться с примерами этого всего день за днем, год за годом очень сложно, иногда хронический стресс превращается в отчаяние, или чувство бессилия. Для кого-то это становится причиной усвоенной беспомощности. 


Но если мы посмотрим на эту ситуацию с исторической перспективы:



  •  Когда-то представить, что бить жену это преступление – было странной идеей. Жена не имела права выйти из деревни без разрешения мужа. Для следующего (или через два поколения), право на передвижение и физическую неприкосновенность – было уже практически очевидным, но право голоса нужно было еще отвоевывать. 


  •  Когда-то люди цвета не имели права находиться в одном баре с белыми, а еще раньше – они были рабами. Всего 200 лет назад. 


  •  Когда-то не было словосочетания «права человека», были оброк, крепостное право, и договора между родителями о браке детей, которым не исполнилось и пары лет. Детей никто не спрашивал. 

   


 А что с психологическими вопросами? 


  • Когда-то сексуальное желание женщины обозначалось как «бешенство матки» - сейчас в сети можно найти исследования по теме положительного влияния оргазмов на здоровье, и нормальность сексуального возбуждения людей с женским приписанным полом не подвергается сомнению. 
  • Когда-то «психология» - это было в первую очередь про ментальные заболевания, «для больных и психов», а через какое-то время стало очевидно, что она решает и другую задачу – говорить о психологическом здоровье. О том, что заботиться о себе – это нормально. О том, что говорить о своих границах, заботиться о своих чувствах можно и нужно. 

И какое-то время казалось, что этому нельзя научить большинство. Хотя про то, что то было бы здорово, задумываться, наверное, начали еще тогда, когда этим занимались единицы, психотерапия/психоанализ были исключительно экзотикой, и на тех, кто их практиковал, смотрели как на чудаков и крутили пальцем у виска. Сейчас «личностные границы» уже вполне вошедшее в обиход словосочетание, не говоря уже про слова подсознание/бессознательное/внутренний ребенок/принятие и тд. Если не во всех культурных слоях, но они узнаваемы на достаточно массовом уровне. 


 Вчера я наткнулся на такое определение на телеграмм-канале «Немного о немоногамии», которое вызвало у меня массу эмоций и практически восторг: 


Процессинг - процесс осознания своих чувств, сложностей, желаний и намерений в отношениях и обсуждения их с партнерами. 


Подумайте: в партнерских отношениях, там где раньше речь шла о мифической «любви до гроба», иерархических отношениях и вполне конкретных социально-бытовых жестко гендерированных обязанностях, сейчас «процесс осознания своих чувств, сложностей, желаний и намерений в отношениях и обсуждения их с партнерами» считается достаточно большим количеством людей нормой. Не в кабинете психолога. Не только для людей, обладающих психологическим бэкграундом. Мне кажется это немножко чудом. 


К чему это я? Для меня важно понимание, что психология является важной составляющей развития культуры общества, и того, куда общество движется. 


А общество движется, в этом нет никаких сомнений.


Когда-то его двигали декабристы, стихи Пушкина и книги Толстого, суфражистки, мечтания коммунистов о светлом будущем, хиппи, поэты, писатели, ученые, общественные деятели, такие как Льюис, Толкин, Кюри, Джобс, Фрай, Хокинг, Фрейд, Юнг и тд – развитие мысли общества это то, что значимо влияет на то, что с ним – обществом и человечеством происходит. И одних этих личностей было бы недостаточно, если бы их мысли и действия не находили отклик поначалу в десятках и сотнях, а потом тысячах и миллионах людей. 


То, что происходит сейчас – является еще одним этапом в развитии общества. Я хочу верить, что через пару-тройку (окей, три-пять) поколений будет сложно представить гетеро-,цис- и моногам-нормативность в том виде, в котором она есть сейчас. Что и женский и мужской гендер будут видоизменены в сторону большей гибкости, и очевидно, будут являться абсолютно равноправными, а небинарные гендерные идентичности перестанут быть чем-то экзотическим. 


 Общество будет другим. Я, к сожалению, не верю в наступление золотого века. Просто именно так развивается общество. То, за что боролись суфражистки, декабристы, Авраам Линкольн, то, о чем мечтал Тьюринг и да Винчи – так или иначе уже реализовано. Мы – это то, через что живет и дышит мир. И сейчас он мечтает о равноправии, бодипозитиве, других, нежели в двадцатом веке отношениях и другой гендерной системе. И будет так. Просто потому, что так устроен мир. 


Я бы хотел верить, что это будет счастливый век человечества, но к сожалению, я думаю, что даже при реализации вышеперечисленного до золотого века очень далеко, и я не уверен, что он в принципе возможен. Тем не менее, плохо это или хорошо, но мы живем во время, которое когда-то будут изучать в учебниках, как время 3ей волны феминизма, развития квир и небинарного сообщества, и изменения системы отношений, которая начала включать в себя полиаморию, аромантизм, асексуальность и тд. 


Мне кажется, именно так и происходит эволюция общества. Медленно, со сменой поколений. В рамках «прямо здесь и сейчас» очень сложно увидеть изменения общества, и это повышает нашу тревогу, связанную с осознанием токсичности общества, в котором мы живем сейчас. И в условиях малого количества ресурсов может заставлять чувствовать бессилие, заставляя думать, что так, наверное, будет всегда, раз мы наблюдаем это перед своими глазами раз за разом, понимая, что так не должно быть. 


Но такова природа социальных изменений. Мы являемся частью изменения, результат которого мы не можем видеть прямо сейчас – общество слишком медленная махина, если сравнивать его темп с человеческой жизнью. Возможно, мы увидим какой-то результат лет через двадцать-тридцать, как те пожилые пары, которые пришли первыми зарегистрировать свой однополый брак в Нью-Йорке, тогда как в их юности их отношения были полностью табуированы, говорить про них было опасно, а представить брак - практически невозможно.. Это может быть довольно маленьким утешением сейчас. Но для меня является очень вдохновляющей мысль о том, что мы – каждый из нас, пишущий посты, приходящ_ая на феминистскую встречу, мечтающ_ая о мультигендерном сообществе и говорящ_ая партнер_ке о своей асексуальности и полиаморности – часть этих изменений, те, с помощью и через которых они происходят.