Назад к списку

В конце концов я стану бомжом и умру под забором.

 Эта фраза практически всегда говорится с определенной долей иронии, и вроде как почти в шутку, но ее повторяемость разными людьми, то, как регулярно она всплывает в разговорах на протяжении ряда лет, заставляет меня отнестись к ней всерьез.Мне кажется, чаще всего это последствия тревоги родителей за ребенка. Она может проявляться как наставления и рассуждения о том, что необходимо учиться, чтобы найти работу и обеспечивать себя. Эти эмоционально заряженные слова повторяются многократно, и за ними стоит невербализированное беспокойство о том, что ребенок, когда вырастет, не справится с этим огромным, страшным, недружественным миром.

 И вроде это благое переживание, продиктованное материнской любовью и заботой, но в нем уже заложено сомнение в ребенке, которое ребенок отлично считывает. Считывает и про страшный, пугающий даже е_е сильн_ую родитель_ницу мир, и про сомнение, что ребенок сможет справиться в нем со своими задачами. Отношение к миру (плохой/хороший) – это одна из базовых вещей, которые определяют наши с ним отношения. Как и представление о себе и своей способности справиться с теми задачами, которые ставит перед нами жизнь. 

 Этот страх, в том виде, в котором есть, с одной стороны, характерен именно для современного поколения, выросшего/растущего в ситуации очень конкурентного рынка работы и быстро меняющегося мира. Что логично, он характерен для людей, которые еще не нашли своей сферы деятельности, не нашли себя и своей дороги, не чувствуют в ней уверенности, и им пока не на что опереться. С другой стороны, то, как он звучит, мне кажется, говорит о его архетипичности, сценарности, глубинности, чем-то напоминающей древнегреческие трагедии, отсылающей нас к экзистенциальным переживаниям. К страху, что несмотря не смотря ни на что, человек может столкнуться с силами, с которыми он_а не сможет справиться, которых в древнегреческих мифах символизируют боги – речь идет о распространенных сюжетах, в которых герои и героини демонстрируют доблесть, отвагу, мудрость и красоту, но чем-то так или иначе навлекают на себя гнев богов, иногда совершенно случайно, иногда незаслуженно. 

 Эта неуверенность в себе, своей способности справиться, и уверенность в опасности, недружественности мира может становиться причиной для повышенной тревожности, для прокрастинации, эскапизма, и отсутствия сил и мотивации. Также хочется отметить явную связь этого страха с сепарационным процессом - он появляется, когда растет необходимость в своих опорах, которых еще мало и недостаточно, а связь с родителями уже перестает быть такой опорой, как прежде.