Назад к списку

Видимость и невидимость на социальном и индивидуальном уровне и почему это важно

 26го апреля был день видимости лесбиянок. Еще бывает день видимости трансгендерных людей и день видимости небинарных. И откуда-то совсем извне может быть сложно понять вообще этот конструкт. Зачем видимость? Почему именно видимость? Это что, желание выделиться? почему не день прав лесбиянок и трансгендеров, например? Не что-то другое?Короче, про видимость. 

И я начну с видимости на индивидуальном уровне, потому что так более понятно.Во-первых, важно, чтобы вы были видны. Видимость – это про признание значимости. 

 Видимость потребностей. Например, что ребенку надо выспаться перед школой, и родителям не надо врубать хэвиметалл (или там Жанну Агузарову, Олю Бузову и 9ую симфонию Бетховена – не принциально) до трех ночи. Или что у ребенка есть потребность в безопасности, и если он_а боится идти в школу, то это не блажь и не придурь, а реальная проблема с токсично ведущей себя учительницей/одноклассниками, и это важно. Или что у молодой мамы есть потребность в отдыхе, и что быть при ребенке 24/7 в течении шести месяцев – это не ок. Или что «я хочу новую красивую одежду» для подростка (и не только подростка) это нормально. Может быть денег на нее пока нет, но это опять же проговаривается не как «какие кеды, ты еще коньки не сносила», а как «я понимаю, что тебе это важно, и сожалею, что пока нет возможности сделать это». 

 Видимость проделанной работы. Сюда незамеченный труд женщин и детей в семье. «Так, убраться ты и так должна была, но почему стирку еще не поставила»? Это сюда.Видимость чего-то хорошего – важно, чтобы близкие сорадовались. А если близкие не замечают, что дите победил_а в конкурсе, что у не_е хорошие оценки и он_а отлично станцевал_а/нарисовал_а и тд – может возникнуть ощущение невидимости и незначимости любых действий и вообще себя в принципе. 

 Видимость чувств это также про их значимость. Невидимость в психологическом спектре – это чаще всего не когда что-то не видно, это когда в какой-то момент появилось игнорирование чего-то – радости, игры, слез, обиды, боли, страха. Когда близким было неважно, пофиг, смешно. Причем иногда совершенно не со зла, а потому что не было ресурсов, не хватило эмоционального интеллекта понять, что происходит с ребенком, казалось, что обесценивание может поддержать(да, так бывает) и тд. А иногда может быть они действительно злились, что ребенок тут под ногами путается со своими неважными проблемками, когда у них-то тут гораздо более важные вещи. Или они всегда злились, что он_а под ногами путается. Так тоже бывает. 

 Постепенно это превращается в действительно невидимость, когда человек сама может не замечать, что ей плохо, что происходит что-то не то, что ей больно, что у нее есть потребности, что он_а что-то чувствует. Иногда человек понимает, что с н_ей происходило, через полгода, год, десять лет.Но важно, что эта невидимость никогда не возникает сама по себе. Всегда есть момент, и чаще всего не момент, а период, когда это что-то человек пытал_ась показать, но реакция значимых близких на эти чувства, потребности, работу, была такой, что человек делает вывод, что лучше больше не показывать, и что близкие не хотят ни видеть ни слышать. 

 Так иногда возникает ситуация, когда человек чувствует себя невидимой, когда сложно сказать «Передайте за проезд», потому что неловко отвлечь стоящего впереди человека, сложно позвонить и спросить про подробности, несмотря на то, что телефон в объявлении указан специально для этого. Когда не приходит в голову попросить остановиться друзей, потому что нога стерта уже в кровь, но ведь неловко же говорить о том, что тебе что-то нужно. 

Важно, чтобы кто-то в детстве обращал внимание, что тебе хочется пить, есть, спать, ты устала, или тебе обидно. Важно, чтобы кто-то показывал_а, что то, что с тобой происходит – это видно, это замечено, и это значимо и важно.Важно, чтобы нашелся кто-то, кто скажет: то, что происходит с тобой, это ненормально. Это может быть связано с насилием в семье, с буллингом в школе или с депрессивным состоянием. Но у человека не всегда есть возможность понять, что то, что происходит – это не ок, если когда-то ей долго и регулярно говорили, что то, что с ней происходит, не важно и не имеет значения. 

Видимость и принятие - это то, что важно, чтобы было не только внутри, но и снаружи. Да, важно, чтобы мы сами были видимы для себя и принимали себя. Это помогает действовать, поддерживает и тд. Но также важно, чтобы и люди вокруг отнеслись с принятием и были готовы видеть и слышать. И если этого не происходит – это не ок. 

Я сейчас хочу сказать, что наше психологическое благополучие и состояние зависит не только от нас, но и от того сообщества, которое вокруг нас. И обратное: психологическое (и не только) благополучие наших близких не полностью, но в какой-то степени зависит и от нас. От того, насколько мы готовы видеть их, слышать, принимать и признавать (Дисклеймер: не имею в виду полной ответственности и не имею в виду нарушение своих или чужих границ )Люди не являются полностью автономными системами. Когда все окружающие говорят тебе, что ты неважн_а, что тебе лучше бы помолчать, и что то, что ты делаешь и то, что с тобой происходит незначимо – практически невозможно удержать внутреннее равновесие и здоровое ощущение себя и мира вокруг. Да, можно как-то сопротивляться, но это уже нездоровая ситуация. И нездоровая она не потому что с человеком что-то не то. С окружением что-то не то. 

 И если взрослый человек еще может как-то сопротивляться этому, то у детей на это в разы меньше шансов, потому что им, возможно, некому было вообще объяснить, что это не ок. Они могут принимать это как данность и видеть причину в себе. Но проблема не в них. 

 Хорошие художественные иллюстрации того, о чем я говорю: Превращение (Кафка) и Дитя-Невидимка (Туве Янссон) (Осторожно, Кафка довольно тяжелое чтиво. А вот Дитя-Невидимка рассказывает про возвращение видимости) 

 И возвращаясь к видимости на социальном уровне. Во-первых, для представительни_ц стигматизированных сообществ все, что написано выше – имеет место быть на индивидуальном уровне. Во-вторых, в любом большом обществе, которое состоит из маленьких сообществ, видимость – залог выживания. Это возможность, что ваши проблемы будут видимы, им придадут значение, и возможно, вам с ними помогут. Если вас не слышат и не видят, возможность достучаться и получить помощь приближается к нулю. И, возможно, вы думаете, что я это про ЛГБТКИА+. Но нет, ЛГБТКИА+ – это только одно из сообществ, которые нуждаются в видимости.Люди, использующие коляску для передвижения, слабослышащие, слабовидящие, больные муковисцидозом, рассеянным склерозом, бездомные, сироты, безработные, многодетные, старики, родители-одиночки, женщины, сталкивающиеся со стеклянным потолком в карьере, подвергающиеся насилию в семье, трудовые мигранты, люди с ментальными заболеваниями – я говорю про очень разные группы, которые объединены только одним признаком – они нуждаются в том, чтобы их проблемы были замечены, услышаны, увидены, и тогда, возможно, будут выделены ресурсы и внимание для их решения. Все работает точно также, как и на индивидуальком уровне. Вначале проблема должна быть замечена, признана, ей должно быть придано значение, и только тогда она может быть решена. И это здоровый вариант семьи и сообщества, где проблемы всех членов имеют значение. Где потребности имеют значение. Где то, что происходит с людьми и то, что они чувствуют – важно и имеет значение и этому уделяется внимание. Очень хочу, чтобы было так. Очень хочу верить, что мы все потихоньку, медленно, но двигаемся в эту сторону. Да будет так.