Назад к списку

Сказка про девушку, волшебное дерево и железного дровосека 

Так получилось, что эта сказка была написана моей клиенткой как завершение опредленного этапа консультирования.. Получилась очень красивая и очень терапевтичная сказка, в которой я могу видеть и отражение нашей совместной работы.

_________________________________


Город находился где-то далеко, я никогда там не бывала, только слышала, как про него говорят деревья. Давным-давно люди вырубили часть леса и построили там город. А я живу здесь, в волшебном доме. В подвале, внизу лестницы, бьется его железное сердце, моя работа – каждый день подкладывать дрова, чтобы не гас огонь, который вселяет жизнь в мой дом, и тем самым дает мне все, чтоб я могла жить. Все остальное время я провожу в лесу в компании моего друга – огромного ходячего дерева, каждый день я вижу чудеса леса. Жизнь была бы беззаботной и чудесной, если бы не одно «но». Нам с деревом приходится прятаться и убегать от железного роботизированного дровосека, а это непросто, потому что дерево огромное. 


 Давным-давно, когда город только строился, дровосек работал, сваливая деревья там, где вскоре должна была появиться ровная каменная сетка из улиц и дорог. Но прошло время, город обхватила по периметру высокая, толстая стена, миссия дровосека была завершена, и он остался без работы. Но под металлическим корпусом продолжало биться маленькое железное сердце, подпитываемое темным, почти черным, огнем. Этот огонь требовал разрушений. Думать дровосек не умел, а умел только быть тем, кем он есть, то есть валить деревья, и потому ни за что не смог бы объяснить (даже умей он говорить), почему из тысячи миллионов деревьев выбрал именно это. Может потому что оно привлекло его внимание тем, что было огромным и ходячим. А может, наоборот, это дереву пришлось научиться быстро бегать, камуфлироваться, чтобы спастись. Все это произошло так давно, что ни дерево, ни дровосек не помнили сами. 


 Что касается меня, всю свою сознательную жизнь я провела так, и не считала, сколько это лет или дней. Лесу никто не считает время. Может, я потерявшийся ребенок, а может, мне так только кажется от того, что все вокруг такое огромное и старое. В лесу нет зеркал, и кто знает, что бы я увидела в них, если б дела обстояли иначе. 


 

По вечерам, когда дровосек «засыпал» (стоило на небе появиться первой звезде, он тут же застывал, как вкопанный, до тех пор, пока не скроется из виду последняя звезда), мы с деревом шли к Прекрасному Озеру. Дерево опускало корни в прохладную воду, а я удобно устаивалась в удобной кроне. И мы смотрели то в небо: на миллиарды его звезд, на таинственное свечение и на пролетающие метеоры, то на Прекрасное Озеро, переливающееся и светящееся, и на его невероятных обитателей. Так я засыпала, а на утро каждый раз оказывалась дома – Дерево приносило меня и, просунув ветки в окно, клало на кровать. 


 И так продолжалось бы во веки веков, если бы не пожар. Весь лес огонь. И это был не волшебный огонь, пронизывающий всю Вселенную и дающий жизнь всему, а самый обычный и заурядный огонь, который больно жжется и превращает все в золу. 


 Спасаясь от огня и дровосека, мы шли вдоль реки. Река шла вспять, поднимая поток воды вверх, на гору. Мы оказались на вершине, у водоворота, куда впадала река. Внизу все было охвачено огнем, таким ярким, что не было видно звезд. Дровосек шел за нами по пятам, и скоро тоже был здесь. У нас был только один шанс спастись, и мы прыгнули в воду. Вода была прохладной и очень приятной. Я видела, что и дровосек прыгнул за нами. И теперь мы все трое шли ко дну. 


 Из темноты появилось огромное чудище. Но страшно мне вовсе не было. Несмотря на необычный и внушительный вид, оно казалось добрым и вызывало у меня живой интерес. Чудище проглотило дровосека и подплыло к нам ближе, приглашая держаться за него. Я чувствовала, что оно покажет нам дорогу. Чудище поплыло, мы крепко в него вцепились и ждали, что будет. 


 

Мы всплыли в пещере, стены которой освещали многие тысячи мерцающих светлячков. Чудище носом подтолкнуло нас к берегу. Оно открыло гигантскую пасть, и на берег вышел дровосек. Только вот дровосек уже не был дровосеком. Его животворящий свет больше не был черным, и его сердце мерцало и переливалось всеми цветами. Океан подарил ему голос – способность выражать себя, и дал ему свободу. 


 В пещере стояло огромное зеркало. Я знала, что должна подойти и заглянуть в него. Я закрыла лицо руками и пошла к нему. Я слышала, что Дровосек и Дерево шли за мной, справа и слева от меня, чуть позади. Я остановилась. Вот сейчас я должна открыть глаза и посмотреть в зеркало. Было страшно. 


Что я увижу? Может, то странное насекомое. А может, я маленькая елочка, или железная, как дровосек. Я открыла глаза. В зеркале отражалась только одна фигура. Я. Пещеры больше не было. Была ванная комната, зеркало над раковиной, и мое отражение в зеркале. Смотрю и пытаюсь понять, кто же это – я. Дерево, дровосек, дом, лес, океан, животворящий огонь, чудище – это все я. И все же это не ответ. И в несколько слов ответ не поместится, да и сколько бы не было слов, все равно не поместится. Но внутри есть некое знание, которое я не могу выразить словами, - ощущение себя.